Меню сайта

Взгляд изнутри: Светодиодная промышленность в России

Публикация будет условно разделена на две части: интервью с Владиславом Бугровым, исполнительным директором компании «Оптоган», и некоторого обобщения материала, накопленного за прошедшие полтора месяца.

Знаю, что многие хабражители любят копаться в проблеме до самого конца — —так начинался «Оптоган».

Часть первая. Долгожданные комментарии представителей компании «Оптоган»

Взгляд изнутри: Светодиодная промышленность в России
Владислав Бугров, исполнительный вице-президент компании «Оптоган»*

Почему в лампе «Оптолюкс E27» используется поликарбонат, а не стекло? Несмотря на то, что стекло примерно в 2,5-3 раза тяжелее, чем поликарбонат, на изготовление «колбы» уходит гораздо больше материала (она выполнена из поликарбоната большой толщины), чем на рассеиватель из стекла, и, таким образом, суммарный вес этой части лампы получается сопоставим. К тому же из-за большой колбы, и необходимости отдельной площадки под её «приклеивание», увеличен размер алюминиевого радиатора, что также сказывается на стоимости и весе лампы.

Мы сделали рассеиватель для лампы из матированного поликарбоната по двум причинам: во-первых, этот материал небьющийся, и во-вторых, он дешевле.

А насколько дешевле, можете привести цены на стекло и поликарбонат, используемые компанией «Оптоган»? —

Мы, как и любой другой производитель, не раскрываем структуру себестоимости нашей продукции, поликарбонат обходится нам примерно на 20% дешевле, чем стекло. Хотя, разумеется, все зависит от требуемых характеристик и формы рассеивателя. Надо признать, что стекло в чем-то имеет преимущество, в частности, у него лучше коэффициент пропускания. К примеру, матовый поликарбонат, дающий равномерное рассеяние света поглощает около 15%, тогда как матовое стекло с похожими характеристиками – 9-10%. В принципе, в будущем мы планируем для каких-то светильников использовать стекло, а для каких-то поликарбонат. Пока было важно сделать лампочку небьющейся, потому что как оказалось, первое, что все (и Вы в том числе) проверяли – это как она будет биться. —

Корпус у светодиодных модулей производства «Оптогана» OLP-X5050F6* схож с корпусами компании «СветаLED» (SVL03P1-FX-XX). Закупаются ли эти корпуса у сторонних производителей или это разработка «Оптогана»?

Компания «Оптоган» помимо производства мод
улей Chip-on-Board (на недавно завершившейся выставке Interlight компания Оптоган представила —второе поколение COB), наподобие того, что используется в лампе Оптолюкс E27, занимается продажей светодиодов, корпуса для которых закупает у сторонних производителей, поэтому визуальное совпадение может быть. И не только у «Оптогана» и «Светланы», но и у подаваляющего большинства мировых производителей. Разница в данном случае состоит в том, какой светодиодный чип используется внутри стандартного корпуса, а также в применяемых силиконах и фосфорах (в данном случае, Г-н Бугров имеет ввиду «гель»-заливку на основе силикона и люминофор).

Повторюсь, что в лампочке Оптолюкс источник света – это не плата с дискретными светодиодами, а именно единый светодиодный модуль. В этом, разработанном нами модуле, отсутствует пластиковый корпус, и именно такой модуль является примером интегрального решения, которые мы активно продвигаем на рынке. —

Взгляд изнутри: Светодиодная промышленность в России
Стандартные корпуса со светодиодами от «Оптогана» перед упаковкой в ленту*

Как компания планирует снизить цену готовой продукции в 2 раза?

Очень просто: через экономику масштаба. Хотя этого не всегда достаточно. Сейчас я везде пропагандирую (на круглом столе, во многих интервью, на Interlight рассказывал) — надо уходить в интегральные решения. Первый шаг вы видели. Если разобрать лампочки разных производителей, то в подавляющем большинстве Вы увидите индивидуальные светодиоды, а также индивидуальный драйвер, состоящий из отдельных электронных компонентов. И как ни крути, но получается, что используется большое количество дискретных элементов. А мы сделали первый шаг к интегральному решению – разработали интегральный световой модуль (COB). —

Следущий шаг – мы будем разрабатывать в интегрированный драйвер, а потом постараемся объединить разные модули в одно решение. Это похоже на переход на микросхемы в свое время. Когда-то были такие компьютеры, которые занимали целые комнаты и даже здания. Потом изобрели полупроводниковые микросхемы. Сейчас стоимость микросхем варьируется от сотен долларов за процессор до единиц долларов за какие-то простые решения. В светотехнике будет примерно то же самое. Вот наша философия. —

Возможно, COB-решение с одни большим светодиодом не оправдано (например, ухудшается теплоотвод, что потенциально может привести к преждевременному «износу» светодиодного модуля)? Может быть, стоило пойти по пути лидеров мирового рынка?

Потому что COB, т.е. интегрированное решение, как раз позволит снизить цену в будущем. Насчет ухудшения теплоотвода – это ошибочное утверждение.

Термическое сопротивление наиболее используемого в настоящий момент 0,5 Вт светодиода в корпусе 5630 Rjs (junction-solder point) составляет примерно 40-60 K/Вт. При посадке данного светодиода даже на металлический борд с небольшим термическим сопротивлением (типичные значения 1-4 K/Вт), из-за наличия слоев пассивации, разделяющих контакты с базой, общее сопротивление Rjb (junction-board) будет являться суммой сопротивления борда и самого светод
иода, т.е. примерно будет равно термическому сопротивлению светодиода (в лучшем случае 7К/Вт, в типичных приложениях &gt- 40К/Вт).

В модуле СОВ чипы посажены напрямую на металическую основу, что позволяет обеспечить Rjb (junction-board) &lt-1K/Вт на больших чипах и 2-3K/Вт на маленьких. Соответственно, в СОВ обеспечивается меньшее термическое сопротивление между зоной рекомбинации чипа и внешней средой, чем в плате со светодиодами, что очевидным образом обеспечивает улучшенный теплоотвод при сравнении с широко используемой технологией.

Взгляд изнутри: Светодиодная промышленность в России
Лампа Оптолюкс E27, в которой применено COB-решение*

То есть алюминиевая подложка хорошо справляется с теплоотводом?

Да, к тому же она не обязательно должна быть выполнена из алюминия или меди. Например, можно использовать керамические подложки. В самом простом случае – это керамика на базе оксида или нитрида алюминия. Многие производители (CREE, OSRAM OS, Nichia, LumiLEDs) в последнее время начали её использовать при производстве своих светодиодов. —Например.

Разница – в детальных составах керамик, которые составляют технологическое «know-how» производителей материалов. На Interlight были представлены и наши СОВ на керамических подложках. Стоит отметить, что показатели теплопроводности для них оказались лучше, чем для металлических подложек.

А разве драйвер не греется во время работы, ведь он так плотно «упакован»?

Драйвер, разумеется, нагревается при работе, тем не менее, основное тепло производится источником света. КПД драйвера примерно 85%, КПД источника света – меньше 50%. Стратегически мы двигаемся в направлении повышения степени интеграции. Речь идет не просто об уменьшение размеров, а об уменьшении числа компонентов за счет высокой степени интеграции последних. Это наша философия, направление дальнейшего развития. —

Значит, философию компании «Оптоган» можно описать следующим образом: каждый год появляется новый iphone или htc, который стоит около 1000 долларов. Через год он уже стоит 500 долларов, но есть новая модель за 1000 долларов. Переводя на лампы. Сегодня мы выпустили лампу за 1000 рублей с 1% пульсаций, а через год сделаем «нано»-лампу (претензии по большей части именно в размере) с 0,5% пульсаций за 1000 рублей, а эту будем продавать за 500… Ну так микроэлектроника работает… Или Вы всё-таки хотите сделать chip-on-board+driver-on-board = optolux?! Скажите, а кто-нибудь просчитывал переход на «интегральные» решения? На мой взгляд, чисто субъективный, не всегда интегральные решения дают существенные плюсы и удешевляют производство…

Размер радиатора уменьшится автоматически, как только эффективность светового модуля возрастет – размер радиатора определяется исключительно площадью, необходимой для рассеяний избыточного тепла. Чем эффективнее световой модуль, тем больше энергии п
реобразуется в свет и соответственно меньше в тепло, и нет необходимости использовать радиатор большого размера. —

В остальном – наша стратегия направлена на общее удешевление ламп замещения и улучшения их параметров (таких как димируемость, цветопередача и угол излучения света). Мы не планируем выпускать лампочки, которые будут дороже уже существующих, именно поэтому и ищем пути удешевления продукта при одновременном улучшении его характеристик. —

Если говорить про интегральные решения в микроэлектроники, то они не всегда приводили к удешевлению производства, но всегда приводили к удешевлению конечной продукции, что и является нашей целью.
Понять экономическую составляющую интегрального решения можно на простом примере, сравнивая источник света на светодиодах и Chip-on-Board (СОВ): если оставить в стороне вопросы экономики масштаба и наличие существующих производственных линий, то на уровне светодиодных модулей мы наблюдаем следующее. —

На уровне элементарных компонентов плата со светодиодами это: —
1. сама плата, —
2. светодиодные чипы, которые —
3. упакованы в пластиковые корпуса
4. каждый чип законтактирован к контактам корпуса
5. корпуса посажены на плату.

В модуле СОВ отсутствуют пластиковые корпуса, чипы крепятся непосредственно на плату, таким образом, исчезают пункты 3 и 5. Справедливости ради стоит отметить, что в СОВ используется больше силикона с замешанным в нем фосфором, чем в плате с напаянными светодиодами, но в итоге стоимость СОВ все же ниже, чем платы со светодиодами (в зависимости от дизайна разница может составлять до 50%).

Своеобразие текущего момента заключается в том, что в мире существует слишком много линий по производству светодиодов и слишком мало по производству модулей СОВ. С учетом кризиса перепроизводства светодиодов, предназначенных для подсветки TFT мониторов и телевизоров, производители указанных светодиодов устроили настоящую демпинговую войну, продавая светодиоды на уровне себестоимости. Данная ситуация является временной и изменится после разорения большого количества мелких производителей подобных светодиодов и консолидации рынка, которая произойдет в течение ближайшего года. —

За это же время производители нарастят мощности по производству модулей СОВ (такая тенденция явно наблюдается, достаточно посмотреть на общее количесвто компаний, предлагающих модули СОВ год назад и теперь) и все встанет на свои места, то есть модули СОВ станут дешевле модулей на собранных светодиодах. —

Будем надеяться. А планируете ли Вы проводить R&amp-D в области минимизации драйвера и уменьшения размеров лампы? Почему ваш драйвер самый большой?

Мы уже проводим совместно с партнерами R&amp-D в области интегральных решений для драйвера, что приведёт к уменьшению его размера, а при увеличении эффективности светоизлучающего модуля и уменьшению размера всей лампы. На данный момент наш драйвер не только самый большой, но и самый хороший, мы обеспечиваем такой уровень пульсации, которая никому другому производителю не под силу.

Это хорошо, но есть ли какие-то исследования, которые подтверждают, что пульсация 1% и 3% существенно различаются между собой по воздействию на организм?

Между 1% и 3% разница несущественна, тем не менее, между 1% и 10% уже значительна. Изучений по воздействию на организм достаточно. Вот, например, —один из отчетов.

Взгляд изнутри: Светодиодная промышленность в России
Установка для монтажа отдельных светодиодов в модули. Судя по фото – большие кристаллы размером около 1 мм на 1 мм*

Люминофор, используемый в лампах компании «Оптоган», производится в России?

Мы работали с люминофорами многих производителей и сейчас остановились на продукции, производимой в Германии и США. В России также есть интересные фирмы, но пока мы не используем их продукцию в нашем производстве. Во-первых, как ни странно, но оказалось, что отечественные люминофоры дороже, чем импортные… —

Вы анализировали, почему появилась такая странная тенденция? —

«Почему» отечественные люминофоры дороже, это, наверно, вопрос к производителям люминофоров. Если сравнивать параметры, то, с объективной точки зрения, они должны быть дешевле. Видимо, оборот недостаточно большой, чтобы предлагать товар по более низкой цене.

Хотя разница в цене не является решающей. Самое главное: отечественные люминофоры не могут в полной мере удовлетворить наши потребности. У отечественных компаний есть отдельные удачные люминофоры, но для производства большого набора различных светильников с разными световыми характеристиками нужна довольно широкая линейка люминофоров. Такой богатый ассортимент мы ни у одного отечественного поставщика, к сожалению, не находим. Хотя, я вижу очень заметное развитие в производстве отечественных люминофоров и, если в ближайшее время ситуация изменится в лучшую сторону, то мы будем их активно использовать в нашем производстве.

Не проще ли покупать люминофор в Китае, ведь он — достаточно дорогой элемент конструкции?

Качество хуже. Эта составляющая дорогая, но сейчас все цены таковы, что это не определяет цену нашей продукции. А качество китайской продукции все же заметно хуже. В общем, пока американские и немецкие – это то лучшее, что мы для себя нашли. Нам было важнее сейчас обеспечить именно качество продукции. Но мы периодически тестируем различные люминофоры и видно, что китайские производители достаточно быстро подтягиваются к лидерам. —

Однако стоит заметить, что производство люминофоров — это та промышленность, которая, скорее всего, будет создана в ближайшее время в России, потому что здесь не требуется больших инвестиций в оборудование. Нужны знания, нужные умения, химия процессов – это все у нас есть, поэтому прогноз по развитию подобных отечественных производств — позитивный.

Насколько я знаю, проблемы с люминофорами в редкоземельных элементах (РЗЭ), которые используются для их производства. А на территории России мало месторождений, где бы добывались РЗЭ, в основном они сосредоточены на территории Китая.

Это не совсем верно: в странах СНГ (в основном Россия и Казахстан) находится 19% мировых запасов РЗЭ, в Китае — 38% (за подробностями —сюда)
Кстати, не всегда проблема с «доступностью» РЗЭ является основной.

В чём ещё?!

Например, важна чистота используемых материалов и размер гранулята

Если можно, расскажите поподробнее о люминофорах, квантовых точках, редких землях и силикатах…

Вернемся к люминофорам.

Как известно, для преобразования синего света, излучаемого светодиодными чипами, в белый используются различные люминофоры (фосфоры), которые подразделяются на различные классы.

Так широко используемые в нашем производстве YAG-люминофоры (Yttrium aluminium garnet -– иттрий-алюминиевый гранат Y3Al5O12) и силикаты содержат редкоземельные элементы. YAG содержит иттрий, относящийся к редкоземельным элементам, и легирован ионами Ce. Кроме того, в состав YAG-ов и их аналогов у некоторых производителей входят другие редкоземельные элементы наряду с иттрием или вместо него. —

В состав силикаты с РЗЭ входит только Европий. По сравнению с YAG-люминофорами содержание РЗЭ в силикатах меньше, т.к. там они не входят в состав матрицы, а являются только легирующей добавкой (с концентрацией &lt-2%). —

Редкоземельные металлы и их соединения относятся к малоопасным и нетоксичным веществам. На все используемые у нас люминофоры имеются сертификаты безопасности (MSDS), подтверждающие их безопасность для организма человека.

А вот люминофоры на квантовых точках редкоземельных материалов не содержат. Обычно это соединения серы, цинка, кадмия, селена (например, CdSe, CdS, ZnCdSe и другие). Подобных люминофоров мы в своей продукции пока не используем, однако ведем активные разработки в данном направлении.

Сколько установок MOCVD компания уже установила, и сколько планирует ввести в оборот в ближайший год на территории РФ?

Не секрет, что у нас есть всего пять установок, и все они находятся в Германии. В России мы пока не запускаем производство, потому что в стране есть проблемы с поставками чистых материалов, необходимых для эпитаксиального роста полупроводниковых структур, по разумной цене. В частности, чистый аммиак стоит в 10 раз дороже, чем в Германии. А ценовое давление и так огромно из-за сильной конкуренции со стороны китайских и тайваньских производителей.

Пока в России мы производим светодиоды, электронику и светильники, но также постепенно проводим локализацию производства светодиодных чипов. Планируем, что оно будет запущено в России в следующем году. Пока это экономически более выгодно.

А подложки изначально где-то закупаете?

Да, сапфировые подложки мы покупаем. Дальше мы покупаем газы и металлорганические соединения, содержащие галлий, алюминий и инд
ий. И, соответственно, сами выращиваем полупроводниковые структуры на подложках в MOCVD реакторах.

Взгляд изнутри: Светодиодная промышленность в России
Вот они те самые сапфировые подложки…*

Доставляете в Россию и режете уже здесь?

Пока и резали в Германии. Со следующего года будем резать в России. —

Готова ли компания продемонстрировать завод на территории РФ с полным циклом производства (от обработки сапфировых пластин до упаковки светодиодных модулей)? Пригласите ли Вы нас на завод?

Конечно, пригласим, поверьте мне, там много интересного. —

Если говорить о полном цикле, то обработку пластин в Петербурге в следующем году сможем показать. Эпитаксиальный рост — это отдельный вопрос, в котором мы пока ищем компромис. —

Взгляд изнутри: Светодиодная промышленность в России
Святая святых отечественной светодиодной промышленности*

Часть вторая. Ложка дёгтя: каждый тащит одеяло на себя

Чтобы постоянно не ссылаться по ходу повествования на решения двух конференций —7-ой -и —8-ой -«Нитриды галлия, индия и алюминия: структуры и приборы», то я хотел бы сразу дать на них ссылки. —Материалы конференции.

Из интервью с Владиславом Бугровым можно сделать как минимум —два неутешительных вывода: —
1. Отсутствие MOCVD-установок на территории России объясняется, прежде всего, невозможностью закупать по разумным ценам чис
тые газы и реагенты, требуемые для осаждения.

2. Несмотря на запасы РЗЭ-элементов, необходимых для синтеза качественных люминофоров, на территории России и Казахстана, мы не способны обеспечить их «превращение» в дешёвые и доступные материалы для последующего промышленного применения в светодиодной промышленности. —

Что касается первого вывода, то тут можно только развести руками. Между производителем и потребителем зачастую выстраивается целая сеть посредников, каждый из которых хочет получить свои от 5 до 30 процентов прибыли. Хотя нашу страну часто и называют «сырьевым придатком» мировой экономики, на деле же оказывается, что мы ещё хуже. На сегодняшний момент мы (государство или частые инвесторы – это не так важно) не смогли создать инфраструктуру в нашей стране, позволяющую производить те же чистые газы. А ведь программа по энергоэффективности была принята партией (зачеркнуть) и правительством в конце 2009 года. Пусть за 2 года мы смогли построить лишь предприятие, которое, по сути, занимается «отвёрточной» сборкой, но, всё же, давайте вместе скажем компаниям «Оптоган» и «Светлана» огромное спасибо! – это действительно огромное достижение.

Про люминофоры, думаю, г-н Бугров ситуацию передал очень и очень хорошо. В России нет нормально действующего законодательства в отношении госзакупок (мне почему-то кажется, что большинство упоминаемых Бугровым компании – ООО, выросшие в бизнес-инкубаторах из каких-то научно-исследовательских групп и отчасти живущие за счёт грантов от государства). Буквально на днях лишь был подписан закон, упрощающий все эти процедуры, связанные с ФЗ-94, т.е. тот законопроект, который практически год бродил по инстанциям. —

Кстати, вот что сказано в решении 8-ой конференции: «В целом, проблемы отрасли, обозначенные полтора года назад на предыдущей Конференции, не изменились или даже усугубились. В первую очередь это относится к существующим в стране институтам развития науки, 94-ому Федеральному Закону, стратегической нестабильности на Российском рынке high-tech материалов, кадровому голоду, усугубляющемуся демографическими проблемами, чрезвычайно низкой скорости принятия решений».

Всё это, конечно же, проблемы по большей части решаемые, причём в течение очень короткого времени. Но помимо них есть ещё и проблемы кадровые, которые в нынешних условиях повсеместного внедрения ЕГЭ и деградации системы образования, решать с каждым годом всё сложнее и сложнее. При этом это серьёзные, структурные и в высшей степени время затратные проблемы, а ведь оно – время – работает против нас. В решении 7-ой конференции (см. стр.5) довольно подробно сказано об этом.

К моему глубокому сожалению, всё выше озвученное – «мелочи жизни» по сравнению с тем, что в России до сих пор нет одного единого системного интегратора. Есть министерства, ведомости, компании, тянущие одеяло бюджетного финансирования на себя, но каждая имеющая подход не совместимый, не стыкуемый с «конкурентами» из соседнего министерства. И, кстати говоря, пример «Оптогана» в этом смысле довольно показательный: компания не смогла найти поставщика (ну пусть на первое время только для одной установки MOCVD) газов и каких-то необходимых материалов, из-за чего производство оказалось в более приспособленном месте – в ФРГ.

Есть, конечно, и положительные примеры. Пожалуй, единственная организация, которая на этом поприще интегратора преуспела – ОАО «РЖД», начавшая установку освещения на станциях и семафоров на основе светодиодов. Вполне естественно, что производством занимаются дочки РЖД из полуфабрикатов, и вообще, эта система довольно неповоротлива, но всё-таки какой-то прогресс и движение вперёд существует.

А до тех пор, пока в стране не будет такого интегратора, способного применить административный ресурс там, где это потребуется («задавить» в хорошем смысле этого слова перекупщиков, снизить цены на сырьё, пусть, и с помощью демпинга и т.д.), эффективно разработать «коллаборацию» между самыми разными министерствами и ведомствами, мы будем решать только тактические задачи. Т.е. выпускать продукцию, созданную за пределами нашей Родины, но под отечественным брендом и с гордостью писать «Made in Russia». Если же мы хотим с чистой совестью написать эту поистине историческ
ую надпись, то всю технологическую цепочку НЕОБХОДИМО осуществлять в пределах нашей Родины.

Однако для того, чтобы понять, к каким последствиям в области светодиодной промышленности «тактический» подход может привести, достаточно вспомнить конец 80-х годов и процессоры серии Эльбрус (как один из ярких примеров). Буквально за одно десятилетия, наша страна из «неотстающих» в области разработки и производства компьютерной техники перешла в разряд «сильно зависящих от импорта» этой самой техники.

Ещё раз подчеркну, компании «Оптоган» и «Светлана» — —большие молодцы, что хоть частично, но смогли сдвинуть проблему с мёртвой точки! Однако до тех пор, пока они не привезут из-за «бурга» технологии, методики и оборудование, которые действительно hi-tech (а именно, MOCVD), всё это будет лишь популистскими лозунгами и высказываниями…

Но выводы, как всегда, делаете Вы сами (моя концепция системного интегратора, использующего административный ресурс – утопична по своей сути, может быть, Вы сами предложите решение?!), читатели, а всё остальное покажет время…

Послесловие

1. Если кто-то хочет, то может купить лампы компании «Оптоган» в сети Эльдорадо (пруф).

2. На просторах интернета нашёл очень интересный вариант светильника (например, —тут).

3. А вообще нужна ли нам, потребителям, лампа Ильича на светодиодах?! Ведь, по сути, нам лишь важно, чтобы свет поступал откуда-то сверху, подменяя собой солнце, так не лучше ли сегодня изменить парадигму освещения наших жилищ, офисов, предприятия и т.д. и делать светильники планарными (2D), закрепляемые непосредственно на потолке (тут важно отметить, что форма этого потолка тогда вообще будет не важна), а сам драйвер монтировать в выключатель. Отпадут проблемы, связанные с покупкой люстр, поликарбонатом и стеклом, а потолок превратиться в ясное, солнечное и тёплое небо…

4. Буквально на днях в декабрьском номере журнале GQ вышла статья в разделе «Made in Russia” с довольно обстоятельным интервью с президентом и генеральным директором компании «Оптоган» Максимом Одноблюдовым.

5. Несмотря на всё то давление со стороны пресс-службы Оптогана (почти час телефонных переговоров), которое было черезвычайно огромным, я на свой страх и риск не изменил практически ничего в финальной версии публикации. Простите меня, оптогановцы, я могу лишь писать правду: то, что я считаю важным, интересным, равно как и то, что я вижу собственными глазами!

P.S.: Долго думал и искал, в какой тематический блог опубликовать. Хотел сначала в личном блоге разместить, но, к сожалению, в этом случае он будет доступен только зарегистрированным пользователям, однако, я хотел бы, чтобы данная статья являлась общедоступной, поэтому пусть останется в блоге «Интернет»

P.P.S.: Много времени ушло на восстановление душевного равновесия, подготовку материала и прочее, однако в ближайшее выйдет ещё один материал, посвящённый, как я и обещал, flash-памяти и DRAM-памяти. Это будет мой подарок —всем жаждущим -на Новый Год (кстати, как раз мой год наступает). А после праздников, наверное, на Рождество будет опубликован подарок номер 2 – статья, посвящённая обычным предметам под электронным микроскопом, туда же войдут и различные биологические объекты, поэтому следите за обновлениями! Ну если совсем интересно моё творчество, то скупайте январский номер Игромании, там мы разберём устройство нанокоcтюма из Crysis 2.

P.P.P.S.: И на последок… Первые результаты нашей совместной деятельности с Антоном Войцеховским Вы можете посмотреть на —моём канале на Youtube. Желательно, чтобы там ещё и появились какие-то комментарии на тему роликов… Заранее благодарен! Под НГ мне обещали ещё!!!

Категория: Технологии | Дата: 17.05.13

Меню раздела
Блок